Credit Finance

FINANCE-MEDIA

Динара Егеубаева считает казахов скотоводами.

В интернете появилось интервью Зыгаря с Динарой Егеубаевой, бывшей казахской ТВ-ведущей . Интересно, что на одном известном ютуб-канале ( а также  именном канале журналиста) оно провисело примерно 3 часа и было удалено.  Запись беседы прислал  @kz_reporter

Михаил Зыгарь: Динара, мы с тобой знакомы давно. Не раз общались на различных мероприятиях, встречах за рубежом, обсуждали централизацию мировых процессов, Украину и другие темы. Но давай напомним нашим читателям , кто ты, чем занималась.  Известно, что после работы на местных телеканалах и на российском НТВ в сентябре 2015 года ты неожиданно уехала за рубеж. Потом также неожиданно вернулась в Казахстан. Ведешь оппозиционный блог, в последнее время не скрываешь политических амбиций, и все чаще отказываешься общаться на казахском языке. Почему? 

Динара Егеубаева : То, что мне удалось поработать заграницей – считаю, большая удача.  Когда в 2010 году я вдруг стала главным редактором Harper’s Bazaar (американский гламурный журнал о моде. – прим.) я поняла, насколько Казахстан и население страны далеки от цивилизации. Ты приезжаешь в Европу и видишь насколько там, за рубежом, все отличается от того, что к чему ты привыкла в Казахстане. Люди намного образованнее, культурнее, не плюют семечки на асфальт.  

Казахи, увы,  застряли в прошлом и не восприимчивы к этой цивилизации и ко всему современному, прогрессивному. Пора, считаю, грубо говоря, уходить от культуры скотоводов.

Михаил Зыгарь: Динара, «скотоводы», считаю, очень жестко по отношению к жителям Казахстана. Это же твои земляки. 

Динара Егеубаева :  Это образное выражение, конечно. Но вопрос в чем? Да, формулировки мои кажутся  жесткими, иногда жестокими. Но по-другому нельзя, иначе страну не развернуть. Очень многие на меня обижаются. Но мне все равно.  Уверена, многим нашим политическим деятелям,  представителям научной и культурной элиты было бы полезно учиться европейской цивилизованности, умению жить и работать, брать пример с развитых стран . 

Я на самом деле очень не люблю слово : «маргиналы». Но, опять-таки, все, с чем я сталкивалась на протяжении своей жизни, доказывает, что учиться тоже надо уметь. А именно с этим у нас здесь главная проблема. 

Михаил Зыгарь: Динара, ты  в жизни не жалела о каких-то своих поступках? 

Динара Егеубаева: Ни от одного события, которое произошло в моей жизни, я не готова отказаться. Я помню, как я выделялась и помню, как я бесила людей, которые кроме своей казахской, условно говоря, юрты, Шымкента и Караганды ничего не видели. Я научилась говорить себе: я молодец, потому что я сделала это, это и это, и вы не найдете ни одного подтверждения, что я это делала через постель.

Михаил Зыгарь: Я в принципе не хотел бы этом упоминать, но чтобы было понимание у читателей – расскажи о тех публикациях, где утверждается, что ты  снималась в эротической рекламе, откровенных  фильмах.

Динара Егеубаева: Я признавалась самой сексуальной женщиной планеты (по версии мужского журнала Esquire) снималась в музыкальных клипах, которые занимали, если не ошибаюсь, второе место в национальном хит-параде. Снималась в кино «Киллер», получившем приз «Особый взгляд» в Каннах в 1998 году (в выходных данных фильма Дарежана Омирбаева нет ни Динары Егеубаевой, ни Динары Аргин, — прим.). Я привлекательна, что говорить.

Михаил Зыгарь: С этим трудно поспорить. Но давай поговорим о твоём пражском периоде. Чем ты занималась в Праге, когда неожиданно туда уехала в 2015 году?  И почему  сейчас  вернулась оттуда? 

Динара Егеубаева —  Я работала на «Радио Свобода», контракт с ними у меня закончился 7 июля 2018 года. Там была отдельная история, которую я сейчас никому не рассказываю. И тебе не расскажу, извини.

Михаил Зыгарь: Мы в одном поле, поэтому подробностей я не спрашиваю. Но, смотри, за три года той работы за рубежом у тебя вышло всего пять роликов. И все, я так понимаю, датированы одним месяцем. После этого ты замолчала. 

Динара Егеубаева – Давай эту историю опустим. А поговорим все таки об истории независимого Казахстана, которая  прошла на моих глазах. В 1991 году мне было 20 лет (в биографии Динары  Егеубаевой указано, что родилась она в 1969, то есть в 1991 ей должно было бы быть 22 года, а не 20. – прим.). Я вместе со страной наблюдала, трансформировалась, меняла своё мнение, формировала убеждения. С 2000 года моя позиция была уже однозначной , что нужно уходить от этого образа и традиций  независимого степного народа. Невозможно, я бы сказала , преступно сейчас быть независимыми. Надо понимать, что мы должны находиться в мейнстриме, в потоке развития цивилизации, где есть центр , на который нужно ориентироваться и впитывать новые посылы и задачи.

Михаил Зыгарь:В двух словах,  для чего ты летом ездила на Украину? 

Динара Егеубаева — Исход войны в Украине повлияет на нашу ситуацию. Я их освещаю параллельно. Потому что именно там сейчас решается и наша судьба. Если мы будем и дальше отказываться от принятия в цивилизованное сообщество, то всё – никакой Европы нам не видеть, не будет у Казахстана никакого развития. Так и останемся питекантропами.  

Михаил Зыгарь:Динара  Егеубаева сегодня – она кто?  

Динара Егеубаева — Я тоже иногда задумываюсь над этим —  кто я? Блогер? Журналист? Общественный деятель? Может это выглядит как хвастовство, но я делаю вещи, которые даже СМИ не делают. Я очень стараюсь. Поскольку сейчас на моих программах уже работают люди, и мне нужно им платить, то я все чаще прошу донаты. Примерно десять лет назад несколько иначе представляла свое положение, в том числе финансовое. Но я смотрю на сегодняшний момент как на второй шанс, для меня это, безусловно, такой challenge (в переводе с английского  — «вызов», «сложная задача», — прим.). 

Михаил Зыгарь: Динара, ты часто отказываешься говоритьна казахском языке. Почему?  Английский для тебя ближе? Как часто ты на нем общаешься? 

Динара Егеубаева: Регулярно общаюсь. С бывшими коллегами, друзьями за рубежом, сыном. Что касается казахского  языка – я его учу. Но  с кем и о чем на нем говорить? В нашей стране целое поколение не говорит по-казахски и это поколение образованнейших людей, это поколение, благодаря которому вообще мой город родной Алматы и Казахстан расцвел. И я этому очень рада. Да,  я  не говорю по-казахски, но это ничего не значит.

Михаил Зыгарь: Динара, как  твои родные и близкие разделяют твои взгляды, оценивают твою деятельность?

Динара Егубаева: Мой сын гражданин Евросоюза, он, как взрослый человек, сформировался там, поэтому у нас с ним полное  взаимопонимание по ключевым вопросам . Он готов вернуться в Казахстан, учить казахский язык. Но я пока не вижу предпосылок.

Михаил Зыгарь: Динара, хочу сказать тебе спасибо. Думаю, это не последнее наше интервью, все таки надеюсь увидеть на наших ближайших встречах, где мы будем обсуждать центристское развитие мира, привитие либеральных ценностей. 

Динара Егубаева: Тебе тоже спасибо , Михаил. Думаю, что в одну из ближайших поездок мы обязательно встретимся, обсудим эти и другие темы. И я верю, что мы уйдем с всей этой дремучести , в которой находимся.