Credit Finance

FINANCE-MEDIA

Неудачники года - 2021

Мордашов, Гуцериев, Мамут, Босов, Абызов и другие… Журнал «Компания» назвал миллиардеров, которым не повезло в уходящем году.

Журнал «Компания» представляет  первую десятку российских бизнесменов, потерпевших серьезные неудачи в уходящем году. Пятеро из них стали жертвами собственных ошибок, проблемы четверых так или иначе связаны с политикой и властью, и только об одном можно с уверенностью сказать, что он стал жертвой злого рока. Если из всего этого можно извлечь какой-то общий урок, то состоит он в том, что альтернативы офшорам как инструменту защиты бизнеса в России по-прежнему нет. 

Главными внутренними факторами бизнес-неудач в 2021 году стали переоценка своей способности управлять низкомаржинальным бизнесом (Александр Мамут), конфликтность и завышенные притязания (Катерина Босов), отсутствие брачного контракта (Фархад Ахмедов) и формально закрепленного соглашения о разделе прибыли (Магомед Мусаев).

Основными внешними факторами потерь стали пандемия (Александр Мамут), действия российских правоохранителей (Тельман Исмаилов, Михаил Абызов и Альфа-Банк, Павел Масловский) и иностранных судов и регуляторов (Михаил Гуцериев, Олег Тиньков, Фархад Ахмедов, Магомед Мусаев). Лишь в одном случае (Никита Мордашов) внешним фактором можно с натяжкой назвать высшее учебное заведение, хотя в своем отчислении юному миллиардеру было бы разумно винить не вуз, а собственную лень. 

Никита Мордашов: миллиардер-солдат 

Алексей Мордашов и Никита Мордашов

В январе 2021 года СМИ облетела новость: богатейший ($29,1 млрд) россиянин Алексей Мордашов лишил сына Никиту пакета акций золотодобывающей компании Nordgold и крупнейшего европейского туроператора TUI. Перед этим сообщалось, что завидный жених был отчислен из Высшей школы экономики за неуспеваемость и отец отправил его служить в армию.

Никита Мордашов постигал в ВШЭ публичную политику и социальные науки. Совместная программа с London School of Economics обходилась его отцу в 770 тыс. рублей в год и гарантировала выпускнику дипломы двух вузов. Но по итогам первого года обучения Никита набрал всего 2,6 балла из десяти возможных — один из худших результатов на курсе — и был отчислен. Тогда отец сказал ему, что он пойдет служить, и неожиданно для себя Никита оказался солдатом срочной службы в инженерных войсках Российской армии.

Любители порассуждать о классовой гармонии истолковали это событие как признак близости миллиардеров у народу. Вспоминали, что служить срочную своих сыновей отправляли владелец «Евроцемента» Филарет Гальчев и председатель ВЭБ Игорь Шувалов. Однако история рядового Мордашова выглядит слишком лубочной, чтобы не усомниться в ее «народности». Тем более что свои активы Мордашов-младший, похоже, сохранил.

О том, что Мордашов передает сыновьям от второго брака, 21-летнему Кириллу и 20-летнему Никите, 65 % Nordgold и 25 % TUI, стало известно в феврале 2019 года. Владелец «Севергрупп» объяснил это подготовкой наследников к управлению бизнес-империей. Их общие активы оценивают в $4,38 млрд. Братья владеют ими через «КН-Холдинг», где у каждого по 50 %.

В январе 2021-го, когда ФАС разрешила Кириллу забрать все 100 % компании, о лишении Никиты наследства писали как о свершившемся факте. Однако, по данным ЕГРЮЛ, он все еще владеет половиной «КН-Холдинга». Видимо, Мордашов-старший решил напугать сына-оболтуса — показать, что может в любой момент отобрать у него активы на $2,19 млрд, если он не возьмется за ум. Но пока не отобрал.

Интересно, что баланс «КН-Холдинга», через который братья владеют акциями на $4,38 млрд, никогда не превышал $1,63 млрд. На просьбу «Компании» прокомментировать эти обстоятельства представители «Севергрупп» не ответили. 

Михаил Гуцериев: роман с Батькой вышел боком

Михаил Гуцериев

Если раньше особо дружеские отношения с Александром Лукашенко приносили Гуцериеву ($2,5 млрд) только плюсы, то в этом году ситуация развернулась. Ингушский бизнесмен сам попал под санкции и вынужден был экстренно переписывать активы на родственников и дружественных партнеров.И продавать активы, поскольку и без того плачевное состояние его империи продолжает ухудшаться.

Михаил Гуцериев привык отыгрывать поражения. В 2002 году он уступил Роману Абрамовичу контроль над «Славнефтью» — но создал «РуссНефть». В 2007 году, после обвинений в неуплате налогов, он был вынужден продать «РуссНефть» Олегу Дерипаске и уехать в Лондон — но через пять лет помирился с Кремлем и вернул компанию. А еще через три года создал холдинг «Сафмар» (нефть, уголь, удобрения, недвижимость, финансы, медиа) и начал бизнес в Белоруссии. Этот бизнес пережил даже нефтяную блокаду Минска: несмотря на визиты силовиков в московские офисы Гуцериева, его компании стали единственными экспортерами российской нефти в Белоруссию.

Однако возрождаться из пепла седому фениксу с каждым годом становится все труднее. Претензии ЦБ по долгам санированного Бинбанка стоили Гуцериеву в общей сложности 149 млрд рублей. Чтобы расплатиться, крупнейший российский рантье вынужден продавать недвижимость и пенсионные фонды. А тут еще санкции Евросоюза и Великобритании.

Михаил Гуцериев попал под них 21 июня 2021 года за взаимовыгодную дружбу с Александром Лукашенко — в документах ЕС так и написано. Ее корни уходят в начало нулевых, когда бизнесмен во главе «Славнефти» успешно модернизировал Мозырский НПЗ. В 2007 году, опасаясь ареста в России, Гуцериев улетал в Лондон через Минск. Позднее олигарх построил там гостиницу «Ренессанс», терминал в аэропорту, бизнес-центр и базу отдыха «Красносельское», где отдыхает Лукашенко. А в 2017 году его «Славкалий» начал строить в Белоруссии Нежинский ГОК стоимостью $1,5 млрд. Комбинат поможет Белоруссии конкурировать с «Уралкалием» Дмитрия Мазепина, которого в Минске подозревают в поддержке протестов против Лукашенко.

Санкции грозят Гуцериеву заморозкой личных активов и бизнесов в Европе, запретом на въезд и кредитование в Евросоюзе. Чтобы подстраховаться, Гуцериев вышел из совета директоров «Русснефти», передав свой пакет акций брату Саит-Саламу, и покинул совет директоров группы «Сафмар». А его сын Саид продал доли в трех белорусских криптобиржах. Но уехать в Лондон, в случае чего, миллиардер уже не сможет. А только в Баку, где его любят и ждут, и где осталась часть его команды после прошлого изгнания.

Впрочем, нельзя сказать, что дела у Гуцериева плохи по всем фронтам. В ноябре семья олигарха выкупила у банка «Траст» половину своей девелоперской компании А101, заложенной четыре года назад по долгам лопнувшего «Бинбанка». Сделку оценивают в 50 млрд рублей. Теперь родственники Гуцериева — единственные владельцы крупнейшего застройщика Новой Москвы..

Александр Мамут: роковая любовь к кино и игрушкам

Александр Мамут

Олигарху явно не везет с низкомаржинальным бизнесом, который требует ежедневного качественного оперативного управления. Все это усугубилось эпидемией, во время которой люди перестали ходить в кино и снизили общий уровень потребления. В результате бизнесмен не может расплатиться по кредитам на десятки миллиардов рублей, взятых на развитие киносети «Синема парк» и крупнейшей сети магазинов игрушек Hemleys. Теперь главные новости про Мамута проходят в графе «судебная хроника».

Кредиты на общую сумму 23,5 млрд рублей компании Александра Мамута брали в банке «Открытие», но после его санации долги отошли принадлежащему ЦБ банку непрофильных активов «Траст». Выплаты по ним просрочены. Мамут объясняет это пандемией и просит продления кредита, нулевых ставок и других уступок. «Траст» на такие уступки не идет.

В начале января банк подал иск на 1 млрд рублей лично к Мамуту как к поручителю по кредитам «Синема парка» и списал в счет долга 450 млн рублей новогодней выручки киносети. Но позже компании Мамута выиграли у «Траста» пять исков о продлении кредитов и снижении ставок. Окрыленный бизнесмен заявил, что вообще не понимает, зачем его долги передали банку непрофильных активов, который больше напоминает ему коллекторское агентство.

«Траст» действительно не скрывает, что готов отобрать у Мамута «Синема парк» и Hemleys. Однако назвать олигар-а жертвой коронавирусного передела мешает тот факт, что просрочки по кредитам у его сетей начались еще до пандемии. Видимо, зарабатывать на кино, игрушках и медиа оказалось сложнее, чем на акциях «Полиметалла» и ГК «ПИК», которые Мамут когда-то продал. Это показали и убытки LiveJournal, ставшего для бизнесмена чемоданом без ручки.

Судя по его публичным заявлениям, «самый интеллигентный миллиардер» ищет в жизни, скорее, смыслов, чем прибылей. Но год назад это не помешало Мамуту потребовать от успешной Ngnix $750 млн на том основании, что в прошлом ее основатель Игорь Сысоев работал у Мамута сисадмином в «Рамблере» —тоже, кстати, убыточном. Иски Мамут проиграл. 

Катерина Босов: не удержала наследство

Катерина Босов

Вдова угольного миллиардера Дмитрия Босова не смогла удержать даже половину активов мужа, вдрызг рассорившись со всей его семьей и коллегами. Этому способствовали неготовность бизнес-леди делиться с другими наследниками, отсутствие поддержки соратников покойного супруга и попытки контролировать бизнес еще при его жизни.

Борьба за наследство Босова началась почти сразу после его загадочного самоубийства 6 мая 2020 года. Главным призом был «Сибантрацит» — мировой лидер по добыче антрацита стоимостью более $1 млрд. Компания входила в группу «Аллтек», где у Босова было 86,57 %. Родители миллиардера и четверо его сыновей от предыдущих двух браков считали, что наследство следует разделить поровну. Но у третьей жены Босова, 32-летней Катерины, были другие планы.

До замужества выпускница МГЮА Екатерина Ястребова занималась структурированием сделок и в 23 года стала замгендиректора «Модного континента». Угольный бизнес она не знала, но быстро училась у мужа: в 2016 году Катерина возглавила логистическую дочку «Сибантрацита», а в 2017-м стала коммерческим директором. Семья ей доверяла, и в конце мая 2020 года выдвинула главой совета директоров компании. А в августе Катерина внезапно оформила на себя половину бизнеса мужа (43 % «Аллтека») как супружескую долю и стала готовить ее передачу в закрытый ПИФ.

Это вызвало острый конфликт не только с остальными наследниками, но и с топ-менеджерами, знавшими Дмитрия Босова со студенческих лет. В октябре 2020-го совет директоров «Сибантрацита» сместил Катерину с поста главы, но вдову это не остановило. В ноябре она попыталась через суд увеличить свою долю в «Аллтеке» до 77 %, утверждая, что покойный муж внес в уставный капитал холдинга деньги от продажи ее личного Bentley. Однако суд ей отказал.

Поскольку компания была создана до брака Дмитрия Босова с Катериной, другие наследники оспорили в судах передачу ей 43 % «Аллтека», добившись равного распределения долей — по 10,8 % каждому. Летом 2021 года доли Катерины и ее дочери (21,6 % «Аллтека») были переписаны на саму компанию. Стоимость ее доли, около $100 млн, вдове Босова обещали выплатить деньгами, когда покупатель «Сибантрацита», партнер «Ростеха» Альберт Авдолян, перечислит наследникам $1 млрд. Компания была продана его структурам в конце октября 2021 года, вслед за долями покойного Босова в Огоджинском месторождении и порту Вера. Катерина противилась этой сделке, но силы были слишком неравны: в своем интересе к «Сибантрациту» летом признался друг Авдоляна Сергей Чемезов.

Источник: https://ko.ru/articles/neudachniki-goda/