Credit Finance

FINANCE-MEDIA

Затонувшее судно с украинцами — «плавучий гроб» в открытом море и таких там много


Это не судно, а «плавучий гроб» — именно так характеризуют суда типа «река-море», все еще работающие сегодня в открытом море, каким и был затонувший Volgo Balt 214 (IMO: 8841644, флаг Панамы, 1978 года постройки, владелец — турецкая компания ORBITAL SHIP MANAGEMENT CO).

В последние дни одной из главных новостей по всему миру была трагедия с Volgo Balt 214 и его экипажем. Из 13 моряков — шестеро уже никогда не вернутся домой (4 из них — украинцы), а остальных семерых моряков, которые провели около 5 часов в ледяной воде, — просто спасло чудо.

Новость утихла с такой же скоростью, как и появилась, потому что пришло время «разбора полетов», а именно — искать виновных, а виновные — очевидны.

Пока нет официальных версий — винят погоду. Но такая погода в Черном море — это не новость. Плохая погода в этом случае как следствие первопричины — изношенности судна, его пригодности к плаванию в данном регионе и пригодности к плаванию в принципе. А дальше по цепочке — сами виновники, кто допустил выход в море такого судна, кто трудоустроил на него живых и здоровых людей и не обеспечил их возвращение домой, кто разрешил им на этом «корыте» работать, кто просто пользовался судном с целью наживы и использовал наших моряков как дешевую рабсилу для работы в таких условиях.

Как оказалось, для всех, кроме самих моряков (а их можно понять, с работой сейчас и так туго, — они шли туда, где хоть что-то платили) и судовладельца, данная трагедия была предсказуема. Последний, видимо, ставил свои бизнес-интересы выше жизни десятков людей (моряков), если трудоустраивал их на такие суда.

Эксперт, инженер-кораблестроитель, в прошлом государственный инспектор (PSC) бывшей Госфлотинспекции Украины, проверивший более 1 тысячи 500 судов под иностранным флагом, и 100 из которых он задержал за различные нарушения, Леонид Журавлев прокомментировал морскому порталу Seafarers Journal данную трагедию.

«Давать разрешение на выход «в край» изношенным судам типа «река-море», особенно в осенне-зимний период эксплуатации — это уже есть преступление. Несмотря на это, разрешения выдают и основывают их на «расчетах прочности»… Всем украинским морякам памятен случай, когда в Керченском проливе одномоментно переломилось 9 судов типа «река-море» и затонуло (как правило, под удобными флагами). А статистика гибели судов типа «река-море» просто ужасает. Ведь ежегодно гибнет по 2-3 судна!!!», — говорит эксперт.

Он считает, что судно априори становится потенциально опасным, когда его переоборудуют из речного в «река-море».

«Заметьте, что чисто морские суда таких стран, как Турция, Сирия, Египет, приходящие в порты Одесса и Мариуполь в аналогичных погодных условиях, не были потеряны. Ни одно из них. Не кажется ли это весьма странным и преступным?», — подчеркнул Л. Журавлев.

В своём комментарии бывший штурман Игорь Конвойский рассказал, что Черное море изначально не рассматривалось как «безопасное» для такого класса судов.

«Суда класса «река-море» не должны, а точнее, обязаны не уходить дальше чем на 50 миль (меньше 100 километров) от потенциального убежища (порта, в котором можно укрыться при ухудшении погодных условий, и на 20 миль — от берега», — заявил он. По его словам, суда этого типа всегда были рассчитаны в основном на летнюю навигацию, а зимой они неделями простаивали в портах.

В эпоху повсеместной коммерциализации данные суда якобы стали «универсальными», выходят в международные рейсы, несмотря на их пристойный возраст, практически отсутствие профилактических работ и непредназначенность для выхода в открытое море.

Слава Богу, что большинство судов и моряков возвращаются с таких «рисковых» рейсов.

А вот с Volgo Balt 214 случилось то, что, оказывается, было предсказуемо…

Наш читатель Дмитрий пишет: «Судно развалилось на части. Срок службы, расположение груза, класс судна «река-море», само Черное море с его коварными волнами и так далее. К тому же, за последние 25 лет волновая активность на Черном море увеличилась на 10-15%».

«Максимальная высота волны, на которую рассчитаны суда «река-море» — это 2,5-3 метра. А в Черном море даже при трехбалльном шторме волны могут достигать 5-метровой высоты. Насыпной груз, в данном случае уголь, усиливает опасность крена, так как смещается при качке», — говорят моряки.

Первыми, кого эксперты винят в смерти людей, — это судовладелец, крюинговая компания, классификационное сообщество. Отчасти и моряков винят в том, что намеренно устраивались работать именно на такое непригодное к плаванию судно…

Только злополучный рейс Volgo Balt 214 привлек внимание к глобальной проблеме безопасности и правомерности деятельности подобных судов какое-то внимание. И только потому, что УЖЕ погибли люди… Никто бы и не акцентировал внимание на том, что суда этого типа не должны в принципе работать в море и вообще работать. А сколько таких судов и сколько рейсов они осуществляют, сколько моряков на них работает и каждый день подвергает свою жизнь опасности?..

Таких судов еще много и люди из-за отсутствия альтернативы вынуждены работать на них. Как избежать подобных трагедий?

К примеру, Леонид Журавлев дал такую рекомендацию: «До выяснения причин гибели судна Volgo Balt 214 — запретить эксплуатацию всех судов типа «река-море» под флагом Украины, а также деятельность всех судоходных компаний, находящихся на территории Украины и эксплуатирующих суда типа «река-море» под иностранным флагом»…

«А также обнародовать статистику гибели судов типа «река-море», имевших расчеты «Проверка фактической прочности корпуса т/х «ХХХХХ» или аналогичные расчеты, выполненные «Морским инженерным бюро (МИБ) и согласованные с Классификационным обществом, хотябы за последние 20 лет», — добавил он.


Источник: “http://www.seafarersjournal.com/opinions/zatonuvshee-sudno-s-ukraincami-plavuchij-grob-v-otkrytom-more-i-takih-tam-mnogo/”